«Каждый ребёнок – немножко Финдус»

Янина Крупина

журналист, переводчик, блогер, молодая мама
01.12.2016
1923

Свен Нурдквист, автор историй про Петсона и Финдуса, одной из самых популярных книжных серий нашего времени, дал нам эксклюзивное интервью о себе, о детях и о котиках, куда же без них.

 

Почему своих самых известных героев вы назвали именно так?

В Швеции есть две больших продуктовых корпорации: одна называется Felix, другая – Findus. Котов Феликсов в книжках, мультфильмах и комиксах довольно много, и я подумал, что нужно придумать и кота Финдуса – для справедливости. Поначалу это была просто моя шутка. Я не предполагал, что мои герои станут так популярны, что появится столько книг и всего остального, связанного с ними. Если бы я знал, то, может, назвал бы кота по-другому. Постоянно видеть его имя в супермаркете несколько смешно, но, полагаю, компания мне даже благодарна за бесплатную рекламу. Петсон, точнее, Петерсон – обычная шведская фамилия, «сын Петера». Если её быстро произнести, звучит как «Петсон». Мне нравится имя Петер, так зовут одного из моих сыновей.

Вы любите кошек?

Да, и пока не женился, они у меня постоянно жили, но у жены на них аллергия. Мне нравится, что кошки могут находиться рядом с людьми и при этом быть сами по себе.

Говорящие либо очеловеченные коты – популярные персонажи в мировой литературе: кот Мурр у Гофмана, кот Микеш у Йозефа Лады, Чеширский Кот у Кэрролла. Как вам кажется, почему писатели создают таких героев?

Если и есть такая традиция, то Финдус вполне в неё вписывается. Я придумал персонажа-кота, потому что обращаться с ним легче и спокойнее, чем с человеком. В первой книге, «Именинный пирог», Финдус – лишь компаньон Петсона, с которым он поддерживает диалог. В следующих книгах Финдус всё чаще ведёт себя как ребёнок. Мне кажется, что моим читателям-детям тоже проще ассоциировать себя с котом и не заморачиваться ни внешним сходством, ни тем, мальчик это или девочка. Любой ребёнок – немножко Финдус.

А между вами и Петсоном есть что-то общее?

Петсон очень похож на меня. Мне тоже нравится проводить много времени в одиночку, я тоже не слишком разговорчив. Я люблю загородную жизнь, и десять кур у нас с семьёй когда-то было, и кота завести я не против. Даже сейчас, когда я живу в Стокгольме, мне нравится плотничать, работать по дереву, строгать разные затейливые вещи. Я ношу очки и когда-то носил бороду, как и Петсон. Так что мне не пришлось долго думать над созданием своего героя – я почти всё списал с себя.

Петсон любит природу, они с Финдусом часто ходят на рыбалку – эта черта тоже объединяет их с автором?

Я люблю природу за красоту и тишину. Когда я вдали от цивилизации, то мне нравится чувствовать её вековой ритм. Как бы ни была сложна человеческая жизнь, в природе всё идёт своим чередом, пока человек не вмешивается в естественный ход вещей. И эта предсказуемость даёт мне чувство покоя и безопасности. Какого-то особого интереса к животным у меня нет, но вот кошки – хорошие компаньоны.

Свен Нурдквист в юности мечтал быть художником, но получил профессию архитектора. Уже в сознательном возрасте он вернулся к своему призванию и внезапно стал известен как автор и иллюстратор детских книг. Серия приключенческих историй про старика Петсона и озорного котёнка Финдуса была переведена на 40 языков, легла в основу мультфильмов и компьютерных игр

Расскажите про своих детей. Чем вы занимались с ними, когда они были маленькими? Кем они стали, когда выросли?

Мне просто нравилось, что они рядом. Мои сыновья часто проводили время в моей мастерской вместе с кем-то из своих друзей: там они рисовали, раскрашивали своих игрушечных солдатиков, музицировали, играли в компьютерные игры. Жена не понимала, как я могу спокойно работать в такой обстановке, а мне нравилось. Но я очень хорошо запомнил, что в определённом возрасте, годам к семи, папа с мамой перестали быть для них теми, кто знает ответы на все вопросы и с кем хочется быть всегда. И я начал скучать по времени, когда был для них самым важным человеком в жизни. Нет, конечно, играть в их жизни большую роль я продолжал, но в какой-то момент осознал, что скоро они вырастут и начнут жить своей жизнью. К счастью, это происходило не сразу, и постепенно я привык. Сейчас мы в хороших отношениях, часто видимся, благо, живём в одном городе. Мой старший сын Йеспер – тоже иллюстратор, он создаёт комиксы манга. Младший, Петер, учится на эколога, сейчас он находится в Кении, работает в проекте по сохранению окружающей среды. Мои книги нравятся обоим – по крайней мере, они так говорят. Внуков у меня пока нет.

Вы говорили, что больше историй про Петсона и Финдуса не будет. Почему? Над чем вы работаете сейчас?

Я уже не думаю над Петсоном и Финдусом, пока мне о них не напоминают журналисты либо создатели фильмов. Я не люблю повторяться: создавать новое намного интереснее. Но мне повезло, что серия о Петсоне и Финдусе стала столь популярной – теперь я могу не думать о деньгах. Сейчас я работаю над серией рисованных историй без текста, чем-то похожих на уже известную читателям книгу «Где моя сестра», созданную семь лет назад. Мне нравится создавать панорамные иллюстрации с кучей деталей. Я люблю рисовать, у меня это всегда хорошо получалось. Стать книжным иллюстратором было моей юношеской мечтой, этим я занимаюсь сегодня и хочу продолжать всю жизнь. Мне нравятся импрессионисты с их беспредметной техникой. Из современных книжных иллюстраторов я люблю австралийца Шона Тана. Я ценю, что сегодня могу работать дома или в любом другом месте, в любое удобное для меня время. Когда я рисую большие картины, то особенную радость доставляет прорисовка мелких деталей, это требует немало времени и сил. Параллельно я слушаю радио или аудиокниги, например современных шведских писателей Пера Улова Энквиста и Торгни Линдгрена.

Как вы проводите свободное время? Не скучаете по загородной жизни?

Я часто играю в компьютерные игры, где надо чем-то руководить или создавать вымышленные миры. Люблю читать, гулять, в течение дня смотрю телевизор, отвечаю на письма. Но больше всего я сейчас люблю делать что-то руками в своей мастерской, где хранятся все мои инструменты, решать какие-то плотницкие либо строительные задачи. Она находится в моём загородном доме на архипелаге к востоку от города, там я провожу всё лето. В такие моменты я начинаю скучать по своей прошлой жизни за городом. В Стокгольме хорошо зимой, но иногда мне не хватает возможности пойти в лыжный поход в солнечный зимний день. Хотя в городе тоже есть уголки с нетронутой природой.

 

Иллюстрации Свен Нурдквист

Благодарим за помощь в организации интервью издательство «Белая ворона» и лично Ксению Коваленко

Павел Линицкий

Когда-то я был идеальным папой. Клянусь, и нежную детскую душу видел насквозь, и принимал как личность от носа до хвоста. Потом родились дети, и вся моя идеальность накрылась медным тазом.

16 101
Основные темы статьи: книги интервью сказочный номер

комментарии