Любить как есть

Я не очень-то умею принимать любовь. Психоанализ сообщал мне это и раньше, но теперь от наблюдений над собой я перешёл к практической работе. Точнее – даже не к практике, а сразу к экзаменам, количество и длительность которых мне неизвестны. Когда родился этот маленький комочек тепла в кожаном скафандре, я тонул в его глазах, в бесконечном спокойствии и внимании к миру. Моя нежность пробуждалась постепенно. То, как он принимает любовь, как отдаёт в ответ, как доверяет, лёжа на моих руках, обезоруживает. Он расслаблен и открыт, любовь течёт в нём сильным потоком. Растёт внутри богатырского парня и возвращается в виде улыбок и объятий. Он, как весна, несущая природе жизнь и свежесть. Люди разных национальностей в разных частях планеты видят его искреннюю широкую улыбку и улыбаются в ответ. Счастливая улыбка мальчика, его глубокие, прозрачные, словно озёра, глаза переворачивают весь мир.

Говорят, что первая настоящая любовь женщины к мужчине – это любовь к сыну. Я могу это понять. Мне кажется, моя история похожа. По многократно проверенной теореме, дети беспокойно спят в полнолуние. Вы не представляете, что я чувствую, когда укачиваю сына в это время. Да, он беспокоен. Он вертит головой и вроде бы совершенно не думает дремать. А я знаю, какой у него был насыщенный день и не стремлюсь укачать его прямо сейчас. Я пою песенку с первыми приходящими на язык словами, по возможности рифмуя их. Не тороплюсь и счастлив наблюдать за симптомами засыпания. Вот потёр ухо, вот начал петь свою базовую «А». Я испытываю абсолютное доверие к этому чистому, бесконечно прекрасному существу. Про детей в Индии говорят bholenath – невинный и наивный. Наше доверие друг к другу становится силой любви и взаимоподдержки. Точнее, его принятие моей поддержки – это то драгоценное, что вновь и вновь наполняет меня силой.

Мне легко понять немыслимое количество его переживаний – от первого и второго зуба, от чёрных веток на низком петербургском небе или верхушек сосен в горах. Сколько нужно концентрации, чтобы учиться слушать весь этот огромный мир? К вечеру он устал, но волны напряжения растворяются в спокойствии отца. На следующее утро мы молча смотрим на солнце и наблюдаем за животными, птицами, машинами. Или смотрим на снег и воду. Ещё один день в бесконечной череде мгновений.

Что теперь для меня любовь? Счастье. Покой. Глубина. Взаимность. Океан. Вселенная. Самопожертвование. Принятие. Искренность. Ответственность. Чудо. Магия. Любовь сакральна. Хорошо сказал Андрей Рублёв у Тарковского: «Любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине. Всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестанет». Божественно прекрасно, что есть Другой, ради которого можно без раздумий, не ища оправданий слабости, преодолевать себя. Любовь – это боль. Не знаю, как другим, но мне любить физически тяжело. Сколько волос выдрано из моих бороды и головы! После того, как укачиваю или просто долго ношу юного атлета, у меня ломит спину и руки. Мне сложно прощать себя за ошибки, которые я совершил и совершаю вдосталь. Каждый шаг теперь требует двойного внимания. Каждое действие – свободы и лёгкости, ведь сыну нужен радостный, открытый, скорый на подъём отец. Такой, который станет примером для неутомимого, остроумного, гибкого, щедрого, самостоятельного, упорного, терпеливого и независимого молодого человека. Мне кажется, истинная любовь отца к сыну безжалостна и мудра. Мать даёт сыну тепло и заботу, отец – силу идти вперёд. Отец позволяет сыну получать шрамы от ошибок, преодолевать себя. Нужно только не пережать, когда он выдохся, и не реагировать на безосновательные капризы и слабости. И тогда в момент, когда сын воскликнет «для чего же ты оставил меня», любовь отца станет бесконечной.

комментарии

Павел Линицкий

Когда-то я был идеальным папой. Клянусь, и нежную детскую душу видел насквозь, и принимал как личность от носа до хвоста. Потом родились дети, и вся моя идеальность накрылась медным тазом.

16 101