В здоровом теле – здоровый Бог

Представления детей о Вселенной не уступают взглядам Стивена Хокинга. И Бога они понимают без помощи теологии.

 

 

Некоторое время назад, а точнее – когда подходили к концу затяжные майские праздники, моего сына Ваньку потянуло на глобальное.

– Папа, что такое Вселенная?

– Вселенная – это такая система, в которой находится наша Земля, – объяснил я, как умел.

– Значит, мы сейчас идём по Вселенной?

– Выходит, что так, – неуверенно протянул я.

– А сейчас мы дышим воздухом Вселенной? – сморщил нос Ванька.

Разговор начался ровно тогда, когда мы проходили по стремительно угасающему посёлку Торфяное, решив прогуляться в замечательном Шуваловском парке, который находится в десяти минутах ходьбы от нашего нового дома. Торф там давно уже никто не добывает, многие дома стоят полуразрушенные. А в тех, что уцелели, доживают свой век изработавшиеся добытчики энергоресурсов недавнего прошлого.

На главной улице посёлка молча и деловито дрались пятеро мужиков – трое тех, что помоложе, явно одолевали двоих более зрелых и куда более пьяных. Комментарии зрелищу давали зрители, удобно расположившиеся на высоком крыльце поселкового продмага:

– Щас Серёга с ребятами их вырубит, тогда и милицию можно вызывать!

«Соображает народ», – подумал я. «Какой дурак будет прерывать спектакль на самом интересном месте!»

В парке Ванька был вероломно укушен злым жёлтым муравьём и всерьёз озаботился о сохранении своей жизни. Короче, разговор угас сам собой.

Снова о Вселенной Ванька заговорил в Черногории, когда нас вытолкали из дома «подышать воздухом». Набив два рюкзака всем, чем можно, – от еды до тёплых курток на случай непогоды, мы отправились вверх на гору. Туда, где находился ближайший к нашему Петровацу монастырь Режевичи.

Погода была нежаркой, солнце не злым, разговор неспешным…

За час с небольшим мы добрались до монастыря. Беседа продолжилась за обедом на скамеечке в тени монастырских деревьев и в окружении цветущих розовых кустов.

– Вселенная бесконечна?

– Считается, что так. На самом деле, не знаю. Ещё с детства, как задумаюсь об этом, голова начинает болеть.

– А Земля бесконечна?

– Ну, можно и так сказать. Она же круглая – ходить по ней можно без конца, пока не надоест, – коряво отвечал я.

– Мне не надоест! – бодро заявил жующий Ванька.

В монастыре шли строительные работы. Рабочие делали своё дело, священнослужители степенно руководили. Один из них заговорил с Ванькой, сделал несколько снимков на память нашей камерой.

Отдохнув и набрав святой воды, мы отправились вниз на наш «секретный» пляж: он мало известен отдыхающим и поэтому почти всегда малолюден. На берегу, на дальнем его краю, укрылись от ветра за огромным камнем. Ванька принялся мучить своего главного друга и соратника – диктофон «Олимпус», изредка отвлекаясь на вопросы.

– А кто такие монахи?

– Это такие люди, которые ради служения Богу и вере отреклись от земных радостей и соблазнов. А за это внутри них живёт Бог, – добавил я для убедительности.

– Они всё время молятся?

– Молятся много. Работают ещё больше.

– А в нас Бог живёт?

– В тебе точно живёт! Во мне – надеюсь.

Я почти задремал, когда увидел в самом начале пляжа две женские фигурки в чёрном – монахини! Женщины приподняли свои одежды и ступили в воду. Температуру меряют – догадался я. Несколько дней Адриатика штормила, и восточный ветер понагнал холодной воды.

Монахини тем временем огляделись и направились в нашу сторону – здесь было ещё несколько огромных камней, за которыми можно легко укрыться от нескромных глаз.

Проходя мимо нас, монахини остановились.

Познакомились. Анастасия – та, что постарше, оказалась из Подмосковья и совершала паломничество по черногорским монастырям. Молодая круглолицая Рада была из Боснии и помогала Анастасии в её странствиях. Анастасия была полна впечатлений от доброты и сердечности, с которой их здесь принимали. Рада молча улыбалась и кивала, соглашаясь со старшей подругой.

Поговорив, стали прощаться. Уходя, монахини обняли притихшего Ваньку и направились в сторону камней.

– Куда они пошли? – спросил просветлённый сын.

– Наверное, искупаться решили.

– А разве монахиням можно?

– ???...

– Наверняка можно, – выручил меня Ванька, – если внутри них Бог живёт – он им и сказал, что нужно искупаться. Чтобы ему заодно с ними здоровее быть!

Ванька снова занялся японско-китайским электронным «другом». Я подошёл к воде, потрогал её: холодная!

И отложив купание на попозже, с удовольствием растянулся на тёплой гальке.

комментарии

Павел Линицкий

Когда-то я был идеальным папой. Клянусь, и нежную детскую душу видел насквозь, и принимал как личность от носа до хвоста. Потом родились дети, и вся моя идеальность накрылась медным тазом.

16 101