Как говорить с детьми о сексе

Ира Форд

журналист, писатель, блогер
16.06.2017
462

Гугл в ответе за всё, но ребёнка, который интересуется отношениями полов, к нему не направишь. Объясняем, как разговаривать с детьми про секс, чтобы никто не краснел.

 

Крошка-сын к отцу пришёл, – то есть, в нашем случае, к матери, – и спросила кроха: «Мама, что такое пенис?» В тот же миг в голове зашелестели варианты ответов («краник» – не годится, слишком сантехнично, «писюнчик» – это не совсем пенис, «весёлый парнишка» – нет, кажется, сын ещё не читал Довлатова, «член» – слишком формально, «мужское достоинство» – вряд ли оценит по достоинству). А ведь, казалось бы, я уже стреляный воробей. В активе дочь-первоклассница, которую вопросы размножения интересуют примерно с двух лет, тонна литературы, опыт написания статей на самые непростые темы («Это же Ира Форд, она пишет про секс и деньги!»), а вот же!

Ребёнок – это серьёзный собеседник. И если не знаешь, что ему ответить, признайся, что тебе надо подумать.

На семинаре психолога Людмилы Петрановской я слышала такую беседу. Одна мама задала вопрос: «Подскажите, что делать, сыну три года, а он очень интересуется своим членом!» Ответ был таким: «Ребёнку интересно изучить, как он устроен. Ой, какая у меня ладошка! А какая пятка! Ой, маме не нравится, когда я изучаю вот это? Значит, это втройне интересная запретная пятка!» Успокаивая себя (наверняка сегодняшний «пенис» – это очередная «пятка»), я чуть приглушила внутренний метроном («Ага, пятка. А дальше начнётся: „Как я появился? Почему у меня и у Яси всё по-разному? Я женюсь на маме, когда вырасту?“ И понеслось!»)

 

Вдох. Выдох. Я чувствую себя как на экзамене. Но я готова к вопросу. Почти пять лет жизни сына и ещё восемь дочкиной я только и делаю, что отвечаю на непростые вопросы.

 

– Как появляются дети?

– Ну, как! Папа делится с мамой семечкой, и внутри её живота начинает расти ребёнок.

– А эта семечка платная?

– Нет, если семечкой делится папа, то она бесплатная!

– А папа говорит, что платная – потому что когда ребёнок рождается, ему надо покупать коляску, памперсы и всякие погремушки!

– Это мужская логика, в ней есть доля истины. Но сама семечка ничего не стоит.

– А когда ребёнок вырастает в животе, то мама выкакивает его из попы?

– Ну почему сразу из попы? Попа нужна для какашек, а для выхода ребёнка у мамы предусмотрено специальное отверстие.

– А если я соберусь родить двойняшек, мне потребуется два отверстия?

– Нет, хватит и одного – природа мудрая, и двойняшки родятся по очереди!

– А можно мне посмотреть, какой у папы писюнчик? Как у Гоши, только больше? Гоша, пойдёшь с папой в туалет – сфотографируй его писюнчик!

 

И дальше без паузы. Совсем без паузы: «Мама, а по телевизору медведица носила на себе медведя. У них будет ребёнок. А про оленей сказали, что они спариваются очень быстро – у них рога тяжёлые. А петух всё время прыгает на кур, на всех по очереди – им ещё не надоело? А дети рождаются от поцелуев? Поцелуи – это и есть секс? А у нас с Гошей будет сестрёнка? Когда? Ребёнок получается, если родители соединились как пазл, да? Вы соединились уже? В нашем классе почти все родители соединились: у Симоны скоро родится сестра, у Кати брат, а у Саши уже родился! Только вы всё никак не можете соединиться! А это правда, что если выпить синюю таблетку, то родится мальчик, а если розовую, то девочка? А детей рождается столько, сколько раз родители соединились?»

Не смущаться. Не стесняться. Не смеяться. Говорить на языке ребёнка. Если не я – то кто?

Я беру «помощь друга». Александр Ройтман, сексолог, отец пятерых детей, рассказывает, как происходит сексуальное воспитание в его семье:

«В садике у моих детей есть свои табу по отношению к сексу: „Целоваться – фу! Секс – фу!“ Мы с женой стараемся разрушить это „фу“. Допустим, к нам приходят гости и в разговоре произносят какое-то слово, понижая голос. Мы обращаем на это внимание: если уж говоришь это при детях, говори тем же тоном, которым хвалишь еду. Или помню, как сыновья при слове „секс“ краснели, верещали и убегали в другую комнату. Мы с женой их дразнили: „Секс-секс-секс“. Нашей задачей было выровнять эту тему наряду с прочими, чтобы о ней можно было просто говорить. Мы никогда не отвечали на вопросы прежде, чем они были заданы, всегда ориентировались на запрос. Причём, держали ушки на макушке – ведь нередко запрос появляется в детских разговорах. К примеру, дети шепчутся – мы прислушиваемся и стараемся сунуть нос в их беседу: „Что случилось? С каких пор у нас секс стал темой, о которой нельзя разговаривать вслух с родителями и между собой?“ Цель простая – когда придёт время говорить о сексе, мы сможем это делать, не краснея. Главное – это контакт с ребёнком, его доверие. Если оно есть, вы обязательно вырулите на нужную вам взлётную полосу»

А, ну да! Надо ориентироваться на запрос и попытаться понять, чего ждёт от вас маленький человек.

– Гоша, что ты хотел узнать про пенис?

– У меня есть пенисный мячик! И я хочу узнать, что такое пенис! Как в него играют вообще?

– Ах, вот оно что.

Сексуальное воспитание – это точно не просто. Зато многослойно и нескучно, впереди эрекция, поллюция, мастурбация, менструация, гормоны, растущая грудь и пробивающиеся усы, способы предохранения – всего не перечислишь. Но главное, что контакт есть – и пусть он будет дальше.

 

Иллюстрация: Мария Волкова

Павел Линицкий

Когда-то я был идеальным папой. Клянусь, и нежную детскую душу видел насквозь, и принимал как личность от носа до хвоста. Потом родились дети, и вся моя идеальность накрылась медным тазом.

16 101
Основные темы статьи:

комментарии