"Красота – это естественность»

Вадим Чернов

шеф-редактор "Папиного" журнала
25.04.2017
398

Если под «скандинавским» стилем в фотографии понимать простоту и естественность, то Денис Персенен делает именно такую картинку. Мы поговорили с топовым семейным фотографом о чуде повседневности, энергии свадеб и финских корнях

Как вы стали фотографом?

У меня в арсенале нет истории про красную комнату и «Смену 8М», подаренную родителями. Первый фотоаппарат я купил десять лет назад и с тех пор не выпускаю из рук. До этого я учился в Пушкине на инженера-энергетика и параллельно занимался организацией детского досуга. В Зеленогорске тогда работал образовательно-трудовой лагерь «Выбор», куда приезжали подростки из интернатов и детских домов от Владимира до Анадыря, а я у них был вожатым и вёл курс профориентации. Программы были очень интересные, я к ним готовился, посещал курсы конфликтологии, изучал педагогику в РГПУ имени Герцена. И вот однажды захотел купить камеру – осуществил подсознательную мечту, видимо. И засосало. Меня настолько сильно это тронуло – и сам процесс, и всё, что до и после. Я понял, что буду этим заниматься в любом случае, что бы ни происходило в жизни. Поступил на факультет фотокорреспондентов имени Гальперина, отучился два года и увидел, что не могу разорваться. Заниматься хочется многим, но если отдаваться каждому делу с душой, на всё не хватит времени. И посвятил себя фотографии. Но и педагогику не оставил – она меня не отпускает, сколько бы раз я с ней ни прощался. У меня была детская фотостудия, где я преподавал плёночную фотографию. Она находилась в детском центре дополнительного образования Калининского района, была потрясающе оснащена и была одной из самых знаменитых ещё с советских времён.

В том, как снимают дети и взрослые, есть разница?

Подростки мыслят уже как взрослые. Они любое задание выполняют, отталкиваясь от того, как надо правильно сделать. Что-то они уже видели, что-то знают, и поэтому ищут ответ в голове. А дети помладше, лет 10-11, ещё не знают, что такое хорошо и что такое плохо, и подходят нешаблонно. У них нет богатого жизненного и визуального опыта, поэтому каждое задание они выполняют суперкреативно. Ты смотришь и понимаешь: взрослому в голову бы не пришло, что вот эту вещь можно снять таким вот образом. И это невероятно интересно! Так что я у детей больше учился, чем сам учил.

Что вы тогда снимали?

Вообще всё. Мне нравился романтический образ фотографа, у которого всегда с собой камера, и в течение дня он обязательно сделает пару кадров: друзья, тусовки, интересные места, показы, поездки. Я просто документировал свою жизнь, постепенно технически совершенствуясь.

Но стали известным именно как свадебный и семейный фотограф. Почему выбрали именно эту тему?

Если ты позиционируешь себя как фотограф, рано или поздно тебе начинают предлагать снимать свадьбы. И если у тебя нет каких-то комплексов и предрассудков по этому поводу, ты соглашаешься. Снимать свадьбы – классная работа, потому что люди зовут тебя радоваться вместе с ними. Ты же не просто фотографируешь, ты энергетически в этом участвуешь. И если ты искренне любишь людей и пытаешься помочь им, то в твоей жизни появляется ещё 40-50 невероятных праздников в год.

А в семейную съёмку я пришёл, когда сам стал отцом. Четыре года назад у нас с женой родилась дочь Есения, и это событие меня по-настоящему поразило. До этого вектор был другим, хотелось всего, сразу и побыстрее. А тут я вдруг почувствовал совершенно противоположное состояние. Захотелось замедлить время, ведь дети растут очень быстро, каждый месяц перед тобой – новый человек. Жизнь ускоряется и возникает желание как-то её успокоить, успеть насладиться драгоценными мгновениями.

У друзей тоже стали рождаться дети. Я навещал их и всегда брал с собой фотоаппарат: заехал, поздравил, сделал пару кадров. Людям эти кадры нравились, мне тоже. Этот опыт стал переходным моментом в моём подходе к съёмке. Как обычно выглядит семейная фотосъёмка? Нужно эффектно одеться, сделать причёски, поехать в студию, устроить из этого целое событие. А в фотографиях, которые я стал тогда делать, ничего этого не было. Был просто кусочек жизни, выхваченный случайно, без всякой подготовки. В этом была какая-то магия, и это чувствовалось в кадре. То, что не описать словами. То, что всех цепляет, но ты не можешь это объяснить. Ощущение абсолютной искренности.

И это ощущение стало вашей концепцией?

Да. Я стал доносить её до людей, приглашавших меня на семейные съёмки: «Давайте не будем устраивать пафос. Постараемся застать обычный день из вашей жизни, когда вы дома вместе. Я просто приеду к вам в гости». Тогда как раз был бум на newborn – в студиях среди умильного реквизита снимали спящих детей, придавали им интересные позы. Я снимал совершенно противоположные вещи и, видимо, сыграл на контрасте. Маленькие дети, родители и их взаимосвязь – а какой ещё нужен сюжет? Многие стали отмечать мой подход, называть его нестандартным. Хотя мне кажется, что он как раз очень стандартный. Во время съёмки я думаю про такие вещи, как композиция, свет, ракурс, фон. Работаю не как аниматор, дизайнер, стилист, а именно как фотограф. Всё остальное делает жизнь. Многие семейные фотографы занимаются кучей организационных вопросов: выбирают одежду, придумывают реквизит, ищут декор, чтобы из места съёмки сделать конфетку. Я трачу такое же количество времени на то, чтобы объяснить родителям – ничего этого не нужно.

Никто не верит?

Очень немногие. Люди видят мои фотографии, хотят такие же и спрашивают: «В какую студию мы поедем?» Я им объясняю, что это снято в обычных квартирах, в домашней одежде. Человек привык искать ответы извне. Когда он видит удачную фотографию, то говорит – «это снято на профессиональную камеру», «здесь качественная обработка», «здесь макияж хороший и дорогая машина». Люди стесняются, боятся и не воспринимают себя, прячутся за мерками, которые навешивает мир. А когда в кадре остаётся только человек, то взгляду не на что отвлечься. Мы начинаем любоваться этим человеком и не можем найти другого оправдания, потому что всё выглядит очень просто и красиво.

А что для вас красота?

Красота – это естественность. В фотографии это естественный свет, который дарит естественное ощущение мира. А на него во многом влияет место, где мы живём – чисто географически. В Петербурге и других северных городах солнца мало, большую часть времени люди проводят в помещениях, поэтому ощущение естественности здесь не такое, как на экваторе. Отсюда исходит и стиль моих фото. Я люблю северные краски, мне проще в прохладном климате. Наверное, сказываются корни – мой дедушка был обрусевшим финном.

На телефон снимаете?

Конечно. И в этом тоже есть красота обычной жизни. Недавно я сделал жене сюрприз, подарил на нашу дату альбом, куда вошло три разворота маленьких фотографий с телефона. Красивые дизайнерские картинки скучно смотреть в большом количестве, наблюдать за повседневной историей куда интереснее. Я стараюсь использовать этот подход и в работе. Приезжаю к людям на полтора-два часа, мы успеваем пофотографироваться, отдохнуть, и после этого наступает момент ничегонеделания – папа валяется на диване, ребёнок играет. И вот эти моменты «не на камеру» обычно самые мощные.

А на своего ребёнка хватает времени?

Мы много времени проводим вместе с дочкой. Она ходит на фигурное катание, на спортивную гимнастику, на музыку. Мы вместе плаваем в бассейне. Сейчас, когда Есения подросла и пошла в детский сад, я арендую офис, а раньше работал дома. Я с первых дней оставался с ней: готовил, купал, играл – для меня всё это не проблема. Первые годы я был абсолютный «папамама». У моей жены Лилии ненормированный график. Она режиссёр, называет себя иллюзионистом, но я считаю её мультимедиахудожником. Мы познакомились, когда работали в образовательных программах. А потом она начала сама ставить детские праздники и быстро вывела их на очень высокий уровень. Меньше чем через год после рождения дочки она выпустила своё первое «Шоу Лилии Тим», и сейчас у неё в арсенале их семь. Родители приходили на детскую ёлку и ждали обычных стишков Деду Морозу, а там их встречал шагающий рояль, живой трон и ещё масса фантастических придумок. Совершенно безумные вещи, от которых родители были в шоке, а дети в восторге. Есения тоже участвует в этих постановках.

Учитывая педагогический опыт, в ваших планах нет открытия собственной фотошколы?

Мне интереснее снимать, чем самому учить. Ведь то, что ты где-то учился, не значит, что ты чему-то научился. Меня приглашают на мастер-классы от Владивостока до Краснодара. Люди, которые приходят на них, немного удивляются. Потому что я мало рассказываю про бизнес, позиционирование и продвижение. Эти вещи необходимы в нашем мире, но в то же время они очень ежесекундные, мимолётные. Я делаю акцент на классическом подходе к изображению. Как сделать так, чтобы оно заставляло зрителя задержать внимание.

Сегодня все фотографы. Но чём больше развивается техника, тем больше люди производят одинаковых картинок. Что нужно для того, чтобы хорошо снимать?

Снимает не камера, снимает человек. Поэтому дело в сочетании двух вещей. Первое – это классическое образование, которое даёт целостную базу, чтобы ты в любых обстоятельствах мог делать качественную картинку. И второе – творческое начало, которое есть в любом человеке. Поиск истины, интереса, стимул что-то делать. И если первое позволяет обеспечить достойный результат, то второе – толкает этим заниматься в принципе.

Вы видите себя фотографом через десять лет?

Если бы десять лет назад мне сказали, что я буду фотографом, я бы не поверил в это. Зарекаться не хочу. Фотографировать я, конечно, буду. Зарабатывать фотосъёмками на жизнь – не знаю. Человек никогда не бывает одним и тем же. Ему свойственны изменения, это принцип жизни – развиваться, делать что-то новое. Всё, о чём мы беседуем, я понял совсем недавно. До этого работал подсознательно: приходил, делал, и это получалось. А когда стал готовиться к публичным выступлениям, то задумался, а как это получается, ведь это не просто удача или случайность. Стал анализировать, пришёл вот к таким выводам и подумал: «Так, это я уже понял, надо идти дальше, открывать для себя новые, ещё неизведанные вещи». Сейчас я нахожусь в их поиске.

Павел Линицкий

Когда-то я был идеальным папой. Клянусь, и нежную детскую душу видел насквозь, и принимал как личность от носа до хвоста. Потом родились дети, и вся моя идеальность накрылась медным тазом.

16 101
Основные темы статьи:

комментарии