История папиных объятий

Александра Заспа

журналист
27.02.2017
481

Краткий гид по эволюции ролевых моделей отцов от библейских прародителей до вовлеченных пап. 

 

Отец-кормилец

Пожалуй, самая долгоиграющая модель главы семейства, которая с успехом практиковалась в разные эпохи и до сих пор вполне хорошо себя чувствует. Такой папа был почти полностью выключен из воспитательного процесса, что не удивительно – сил на детей после охоты на мамонта попросту не оставалось. На сближение с потомством шёл редко и чаще с одной целью – научить отпрысков треножить всё того же мамонта. Такой тип поведения свойственен людям сермяжного склада – крепким работягам, которые хотят для детей лучшей доли. А доля эта, по их мнению, прямо пропорциональна заработку. Распространение отца-кормильца не имеет географических и национальных рамок. Например, старик Мао, с его политикой прижимистости и «железной миской риса» в день, взрастил в Китае целое поколение таких отцов. Да и для нашей страны эта ролевая модель долгое время оставалась самой распространённой. На папу рассчитывали все, от мала до велика. И если семья теряла кормильца, то она «сиротела» и была обречена на существование впроголодь. Все тяготы брали на себя старшие сыновья, пытаясь прокормить мать и сестёр. Понимание того, что именно мужчина должен содержать семью, закладывалось мальчикам с детства. Сегодня престиж отца-кормильца в странах с утвердившимся феминизмом сильно пошатнулся. Однако в тех семьях, где царит традиционный уклад, этот тип отцов всё еще преобладает.

 

Отец-воспитатель

История указывает на множество примеров того, когда воспитание детей ложилось на плечи отцов. Просвещённые греки, а за ними и римляне принимали больше участия в жизни детей, нежели их жены, которым оставалось лишь украшать жилища да терпеть выходки мужей-философов. С семи лет сыновья полностью переходили под опеку отца – он обучал, наставлял, прививал нормы и правила поведения, давал азы военной науки. Отцы-воспитатели не были редкостью и среди российского дворянства. В таких семьях мать нянчила и опекала, а отец заботился о «начинке», пытался вложить в детей основы морали, нравственности, воспитать духовность. Так среди дворян появилось первое «непоротое поколение» – Пушкин, декабристы. Этому способствовал царский закон 1762 года, который запретил в учебных заведениях пороть отпрысков благородных сословий. Но и в самом укладе семей наметился сдвиг. Отцы-воспитатели дают детям больше воли, а главное – даруют свободу самим формулировать свои мысли и делать умозаключения. Как итог – вырастают люди с небывалыми ранее достоинством и честью.

 

Отец-деспот

Спит и видит себя коронованным владыкой собственного государства. Члены семьи – его подданные. Неподчинение законам влечёт за собой наказание. Как правило, таким отцам приписывают практику телесных наказаний. Однако к физическим мерам воздействия чаще всё-таки обращались вполне уравновешенные отцы-кормильцы, для которых кнут – это органичная мера воспитания, без эмоциональной привязки и моральной оценки собственного поведения. Отец же деспот, если и наказывал, то старался испытать на прочность не тело, а дух ребёнка. Если попытаться найти в истории пример такого отца, то услужливый гугл без запинки выдаст имя царя Иоанна Грозного. Несмотря на то что историки до сих пор бьются друг с другом в жарком споре – убивал Грозный своего сына или нет, – большинство верит художнику Илье Репину. Но почти все сходятся на том, что венценосный отец своего ребёнка любил, но наладить с ним отношения так и не сумел. Отцы-тираны не справляются со своим отцовством и чувствуют это. Они словно зажаты в тисках, не умеют проявить свою любовь. И бьют не в воспитательных целях, а от злобы на себя и обстоятельства. Многие таким образом повторяют опыт собственных отцов, которые были также чрезмерно строги и жестоки к своим детям.

Отец-пример

Обычно человек занятой и деятельный. Пелёнки, распашонки и ежедневное мытье младенческих поп – вотчина мамы. Отец же воспитывает собственным примером. Он – ориентир, светоч знаний и носитель духовной мудрости. Он намеренно держит дистанцию со своими детьми для пущего уважения. Классический пример – ветхозаветный Ной, своей праведной жизнью заслуживший доверие Господа, но не нашедший достаточного уважения в собственном сыне. За что Хам и расплатился родовым проклятием. Под тем же углом на роль отца в семье смотрели и последователи Конфуция. Папа в древнем Китае воспитывал личным примером. И если он не хотел, чтобы дети врали – не обманывал сам, были трудолюбивыми – брал с собой на работу. Такой отец является главным судьёй во всех семейных ссорах и живым воплощением справедливости.

Отец-защитник

Модель поведения заложена самой природой. В смутные времена, кризисные периоды и эпохи войн она запускается автоматически, а до этого дремлет где-то на подсознании. Ещё в младые годы система проверяет свою работоспособность игрой в войнушку, которой увлекаются мальчишки на всех континентах. В мирные времена, когда нет прямой угрозы, папа стоит на защите интересов семьи и учит сына давать отпор забиякам.

 

Отец-идеал

Прекрасным образцом выступает царская семья. При Николае II разводились лишь 2% российских семей. В обществе доминировал благостный уклад патриархальной семьи, построенный на духовности, целостности чувств и разума, соблюдении иерархии и взаимном уважении. Детям прививали высокую культуру семейных отношений, с сохранением традиций и обрядов. В своих воспоминаниях воспитатель и наставник царских детей Пьер Жильяр отмечал, что Николай II был добрым отцом, с открытым сердцем, которое отзывалось на радости и беды детей. В совместные семейные вечера он читал им произведения русских классиков, при этом брал не первую попавшуюся книгу, а обдуманно их подбирал. И это тоже показатель бережного отношения к собственным детям и осознания ответственности за их воспитание.

 

Отец-карт-бланш

Такой тип можно найти в любую эпоху. Это, конечно, отцы влиятельные. Отцы-авторитеты. Им было некогда воспитывать своих отпрысков. Они возводили заводы, строили политическую карьеру, ставили крестики на карте добычи нефти. В годы перестройки они стали массово появляться в нашей стране. Это те, кто сумел выиграть, когда большинство проиграло. Для своего ребёнка такой отец, в первую очередь, является серьёзным финансовым и административным ресурсом – достаточно посмотреть на особую судьбу детей бизнесменов и крупных руководителей.

 

Отец-офлайн

Отсутствующий папа – такой же древний архетип, как и кормилец. Это самая мобильная группа отцов, которая успешно перемещается в пространстве и времени. Дамские угодники, авантюристы, они исчезают, не оставляя следов, недаром «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз» в народе называли «песней алиментщика». Исключение составляет разве что Джакомо Казанова, который не только не скрывал своих похождений, но и подробно их описывал. Правда, о своём потомстве Казанова не написал ни строчки. Либо его не было, либо он о нём не знал, ведь такие мужчины не нацелены на создание семьи, рождение ребёнка считают непредвиденным казусом и часто даже не догадываются о прибавлении. Наше время породило новую версию тысячелетнего образа отсутствующего папы. Это отец-игроман, чьё физическое тело всё-таки присутствует в доме, но вот астральная сущность парит в иных реальностях и участия в жизни семьи не принимает.

 

В генетике есть термин «рекомбинация», он означает перетасовку уже существующих генов. Так и с типами отцов – сегодня у пап на руках есть вся колода, и какой будет выпавшая комбинация, зависит от целого ряда факторов – происхождения, образования, социального статуса, религиозных взглядов, воспитания и так далее. Но есть и заметные глазу изменения. Отцы по всему миру становятся нежнее и заботливее, их вовлечённость в процесс воспитания детей возрастает. Мужчины намеренно уходят от стереотипа сдержанных мачо и позволяют себе обнимать детей прилюдно, больше не стесняются проявлять свои чувства и ведут блоги, с увлечением рассказывая о чтении на ночь, походе к стоматологу или совместных играх. Этот тип ещё не получил названия и вбирает в себя черты сразу нескольких ролевых моделей – это и отец-воспитатель, и отец-пример, и отец-идеал и всё ещё отец-кормилец. Главное то, что он старается постоянно развиваться и делать это вместе со своими детьми, что доставляет ему безмерное счастье, любовь ребёнка и океан возможностей.

Иллюстратор: Маша Сергеева

Павел Линицкий

Когда-то я был идеальным папой. Клянусь, и нежную детскую душу видел насквозь, и принимал как личность от носа до хвоста. Потом родились дети, и вся моя идеальность накрылась медным тазом.

16 101
Основные темы статьи:

комментарии